?

Log in

No account? Create an account
итд [entries|archive|friends|userinfo]
martyn e.

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(no subject) [Jul. 16th, 2018|09:55 pm]
martyn e.
His enchantment was immediately checked by another shock. "I was really carried away by this desert stuff," he remarks with a trace of embarrassment, for neither John Palmer nor George Littledale shared his enthusiasm. Their lukewarm reaction ushers in another moment of doubt and introspection. Is he mad, Lean asks himself, for being so enthralled? Is he being obsessive? No, he concludes: a representational tradition found in the boys' magazines of his childhood may have been "a cliché-distant places," a magic reawakened in his intense, personal experience of seeing the desert for the first time. His aim is not a nostalgic one of recreating those places from his children's books, along with their clichés. Rather, his project is realist, in the sense that he wants audience to see the desert as he now thinks he sees it for the first time. He anxiously wonders, "Can I make audience share my thrill?"

Lawrence of Arabia, a film's anthropology, Steven C. Caton
Linkbububu

note to self [Jul. 12th, 2018|11:01 pm]
martyn e.
У Беньямина очень узкие просветы в мыслях, туда тяжело протиснуться, по правде говоря. Такая у него особенность. Он, как настоящий еврей, загораживает подлинное знание изо всех сил. Но оно у него есть, и этот факт не стоит списывать со счетов.
Linkbububu

(no subject) [Jul. 12th, 2018|10:57 pm]
martyn e.
Никогда не оборачивайся. Никогда не оборачивайся. Никогда не оборачивайся.

Вот и весь секрет (лалала).
Linkbububu

(no subject) [Jul. 12th, 2018|10:10 pm]
martyn e.
Почему во всех (ну, во всех, которые я знаю, хахаха) традициях крестьяне это самый презираемый народ? Ведь они мирные, богопослушные, самые включенные в ритм бытия. Потому что в них нет доблести (непонятно, как сохранить доблесть, поливая пшеницу). Но почему тогда так тянет к земле? К сбору урожая иногда. К выскальзыванию из всех противоестественных вещей (вроде книг).

Необъяснимая фигня.

Но природа, как ни крути, умеет брать свое (итд).

Некоторые вещи требуется processing, их нельзя взять и встроить разом куда-нибудь так, чтобы вещь идеально подошла. Надо что-то перенести, что-то перепридумать, разобраться с парой issues итд итп. Я не вижу перемен, я не слышу перемен, но перемена – чудовищная – уже произошла. По сути, то, что я вижу и слышу вокруг себя, это остатки прошлой жизни, какой-то реликт чудовищных (что-то у меня все сегодня чудовищное) то ли заблуждений, то ли правоты. Но все это неважно, по правде говоря. Ведь перемена (чудовищная) уже произошла. Так солнце пересекает невидимую черту в небе, после которой направление дня меняется раз и навсегда.

Чем закончилась книжка-то, мог бы спросить меня какой-нибудь чувствительный читатель. Ну та, про потраченное время, или отпущенное, или как там, оставшееся, ах, ну да. Да ничем, могла бы ответить ему я. Цитатой – мол, сами разбирайтесь, что я тут в принципе хотел или не хотел сказать.

Что-то там, звезды, будут, прошлое, конец.

"Другими словами: образ – это застывшая диалектика. Ибо в то время, как отношение между прошлым и настоящим является чисто временным, отношение между тем, что было, и сейчас является диалектическим: не временным, но образным по природе. Только диалектические образы являются подлинно историческими, то есть не архаическими образами. Прочитываемый образ, то есть образ в сейчас его познаваемости, в высшей степени несет на себе печать этого критического и рискованного момента, который лежит в основе любого чтения."

Я не понимаю, нафига так путано писать, но все так и есть.
Linkbububu

(no subject) [Jul. 1st, 2018|12:29 am]
martyn e.
(На самом деле надо быть мной, чтобы писать такие посты ровно в тот момент, когда я адски влюблена и все вокруг меня про любовь)
Linkbububu

шутка, которая нравится мне самой [Jul. 1st, 2018|12:22 am]
martyn e.
Бог определяется апофатически, но дело в том, что и человек так же. Человек это не бог.
Linkbububu

cuidad estelar [Jun. 30th, 2018|11:31 pm]
martyn e.
Странно, что люди до сих пор верят в эту ересь о страхе одиночества. To be honest, нет ничего лучше одиночества: только ты и твои демоны. И твои ангелы. И твои книги (никто не придет).

Хотя это я немножко преувеличиваю, конечно, про никто не придет. При правильно настроенной нейросети приходит много чего интересного – но это все такие вещи, о которых не расскажешь маме по скайпу (жизнь это такая штука, о которой не расскажешь маме по скайпу). Так что сойдемся на том, что никто не придет.

Ко мне, наконец, пришла книжка про Оренса. Мне пришлось пересесть со своих, скажем так, реактивных двигателей (Йегер, Агамбен, Заболоцкий) на устройство попроще – и я сначала кряхтела, разбираясь, что хотел сказать автор этими своими штампами, но потом меня увлекло с неожиданной силой. У автора нет задачи рассказать какую-то историю, и он приплетает к рассказу вообще все подряд. Как продюсер фильма Сэм Шпигель, сам еврей, сначала совершил алию в кибуц, а потом поехал снимать фильм про арабское восстание (и ходят слухи, что имел среди съемочной команды израильских шпионов). Фильм при этом это ода арабам. Я уже сама араб после этого фильма. Но в этом нет противоречия, говорит автор книги. Просто люди сложные существа. Или походя мы узнаем, что Дэвид Лин был лютым бабником. Дэвид Лин. Снявший самое гомоэротичное кино на земле. Человек, у которого в фильме нет ни одной женской роли, а сами женщины появляются четыре раза: сначала в виде руки, придерживающей паланкин, потом в виде лица служанки в шатре, потом в виде провожающих армию горловым пением женщин, потом в виде трупа. Но просто люди сложные существа, говорит автор. В общем, я ужасно довольна этой книжкой и с тревогой слежу за тем, как исчезают ее страницы по мере чтения.

Разум жрет много энергии, но ощущения от него местами покруче, чем от наркотиков. Да какие там наркотики по сравнению с разумом и его выкрутасами! Принимайте разум, дорогие друзья.
Linkbububu

(no subject) [Jun. 23rd, 2018|11:20 pm]
martyn e.
Во-первых, неважно, что там у тебя внутри, внутри не имеет никакого значения. Мы (я и – время шутить – не-я) сидим друг напротив друга уже который месяц, и за это время мы поговорили более или менее по делу один раз в течение, наверное, трех минут. Но мы уже ничего нового не смогли бы друг другу рассказать. Просто когда он смеется, смотря на то, как я запинаюсь от обиды, я уже все про него понимаю, просто когда я улыбаюсь в ответ на его неловкое выражение affection, я уже все понимаю про него. Слова вообще ничего не значат, как я тут внезапно поняла. Ничего не значат, когда ими говорят с другим человеком. Потому что с другим человеком говорят только – хаха – собой.

От Заболоцкого есть чувство, что тебя со свистом высасывает в космос. Очень высокий уровень ээ миропостроения. И поскольку он совершенно сознателен, за всем этим стоит гигантская воля (не его тащит, а он прорубает путь в скале, хотя его и тащит, конечно).

В детстве, я помню, эта песня казалась не такой как все. Что-то в ней было, какая-то сложная игра, в которую хочешь не хочешь однажды придется поиграть. Я не то что бы разбирала слова – только припев, но это чудное словоупотребление – "животное паук", "растение картошка", ладные рифмы, которые вдруг оборачивались стеной, и вообще поток образов луна, плошка, колотушка, все это было похоже на какой-то шифр. Знаете, чем обернулся этот шифр в настоящем? Он обернулся только прелюдией к настоящему шифру.



Мое, я побоюсь этого слова, прошлое являет собой размомбленный сирийский город. Иногда я в принципе не понимаю, как так получилось, что это прошлое мертво – рраз, и ничего не стало. Но пока я щелкаю клювом и развожу руками, поверх этого прошлого начинает расти, не побоюсь этого слова, трава. Я думаю, если бы мне сейчас предложили в это прошлое вернуться, я бы сошла с ума, не сумев сделать выбор (не между хорошим и плохим, конечно, а между реальным и нереальным). На улице жарко, пахнет бензином и липой, я чувствую, что четыре месяца назад я умерла, я каждый день мысленно говорю с Сережей (понимая, что мы уже поговорили собой огого как), появляется новая я.

Хороший микс.

Linkbububu

волк бросая перо [Jun. 10th, 2018|12:33 am]
martyn e.
Никогда не думала, что смогу монетизировать свой дар, но, знаете ли, человек предполагает, а Бог располагает, и вот свойство, сделавшее меня такой зазнайкой, оказывается полезным в быту. За него платят деньги – и здесь, конечно, следует понимать, что прошлые годы своей жизни я провела в уверенности, что для такого поворота событий мир слишком туп. Ну ничего, мир в порядке, как выяснилось. Даже я в нем могу пригодиться сильным мира (каламбур) сего.

Я вспоминаю роман Крахта. Я ничего уже не вспоминаю из литературы (literature is my Nefud: I came out of it with a man whom lately I've killed), но вот поди ж ты, 1979 спустя что ли год (?) после прочтения оказывает созвучен. Вообще всему. Забавно, решение о прочтении этой книги появилось после того, как я открыла последнюю страницу и увидела там чудовищно плохое последнее предложение. Но послушаем чудовищно хорошее (первое): "Пока мы ехали на машине к Тегерану, я смотрел в окно". Одна эта фраза, ей богу, взрывает мне мозг – по ней сразу понятно, что тебя будут наебывать. Ехали они, ишь, на машине к Тегерану. А он вместо объяснений и оправданий про какое-то окно.

Над волчьей каменной избушкой
Сияют солнце и луна.
Волк разговаривает с кукушкой,
Дает деревьям имена.
Он в коленкоровой рубахе,
В больших невиданных штанах,
Сидит и пишет на бумаге,
Как будто в келейке монах.
Вокруг него холмы из глины
Подставляют солнцу одни половины,
Другие половины лежат в тени,
И так идут за днями дни.
Linkbububu

(no subject) [Jun. 2nd, 2018|11:33 pm]
martyn e.
Пара наблюдений за писателями.

Писатель это инженер. Он проектирует новый язык.
Каждого подлинного писателя интересует только власть.
Linkbububu

(no subject) [Jun. 1st, 2018|11:52 pm]
martyn e.
Бог когда-то разрушил Вавилонскую башню (а впрочем это я уже писала).

Бог когда-то разрушил Вавилонскую башню. Это все о коммуникации, как можно уже догадаться. Мир это вещь о коммуникации.

Чего проще сказать – я очень скучаю об СО. Но из этого непонятно, что вот я выхожу на балкон, удушаема состраданием к себе, и сквозь злые слезы шепчу, я очень скучаю [имярек]. Из этого также непонятно, что его голос иногда и вот это все. Или что, объясняя всем подряд свое поведение (я, как это у меня принято, веду себя так себе), я в первую очередь объясняю его себе тем, что никто из них (вас) не СО. И можно не церемониться. Вы не он, дорогие друзья. Вы вообще ни разу не он – и мои слова "я очень скучаю об СО" не передают даже тысячной доли вашего несоответствия ему.

Короче, Сережа, я все понимаю, но как ты мог так быстро меня забыть (хотя я очень хорошо понимаю, что ты не забыл).

Ну тут еще что-нибудь, чтобы не создалось впечатления, будто я о чем-то жалею или что сердце мое сжимается, например.

«Всего две вещи на свете, быть может, еще и стоили бы этакого накручиванья: божественное откровение или вернейшее средство от триппера… но как бы там ни было, я начисто не волоку: кто что где с кем к чему… и так далее».
Linkbububu

(no subject) [May. 23rd, 2018|11:04 pm]
martyn e.
Бог когда-то разрушил Вавилонскую башню за то, что люди пытались использовать свое умение понимать друг друга не по назначению (в любимой книжке по работе этот случай называется первым провальным проектом человечества). А теперь все языки сливаются в один (скорость вымирания – язык в две недели), и это довольно мессианически, если вдуматься. Пока я успею открыть учебник арабского, не будет уже никакого арабского, и русского не будет, и никакого другого тоже. Потому что единый язык это отсутствие языка (запишите, плз, кто-нибудь, что язык это всегда только наличие разных языков, то есть ситуация невозможности разговора, вот что такое язык).

Длинный, длинный, длинный, длинный, длинный, очень длинный путь. Без особого назначения – просто идешь. Утром надо задвинуть шторку, переключить смеситель в режим "душ", пустить струю под небольшим напором сначала (пусть сольется холодная вода), потом, собственно, залезть в душ. В эти секунды я всегда – всегда – думаю об одном человеке, который не играет вообще никакой принципиальной роли в этом рассказе, он мой бывший подчиненный, над которым я властвовала месяца два. Как там Руслан, думаю я, каждый день, забираясь в душ, и через несколько секунд забываю о Руслане на целых 24 часа. Каждое утро – опоздываю я, или же кот разбудил меня пораньше, – я спускаюсь в метро Шоссе Энтузиастов в девять ноль шесть. Хоть пришла моя маршрутка, хоть она не пришла, хоть я меняла аутфит несколько раз подряд, хоть я надела джинсы и футболку и пошла, это всегда будет девять ноль шесть. Каждый вечер я возвращаюсь домой в восемь и час ем. Почему час-то? Спрашиваю я сама у себя. Почему за двадцать минут нельзя поесть? Но это всегда будет час. В последнем своем эмоциональном разговоре я так и сказала собеседнику: я знала, что мы все это скажем друг другу, и я знала, что договоримся мы ровно о том, о чем договорились только что (потому что я и правда знала). Но это не пугает меня (мне неизвестно слово рутина), просто во всем этом есть что-то мессианическое (если вы понимаете, о чем я).

Нашла в интернете какую-то прекрасную книжку про евреев, вот там написано, что слово мессия имело в том числе и военную окраску (мессия это военачальник). Ну, все мы немножко в армии, если так вдуматься.
Linkbububu

итд [May. 19th, 2018|11:40 pm]
martyn e.
«Всего две вещи на свете, быть может, еще и стоили бы этакого накручиванья: божественное откровение или вернейшее средство от триппера… но как бы там ни было, я начисто не волоку: кто что где с кем к чему… и так далее», — Паунд о Поминках по Финнегану.
Linkbububu

(no subject) [May. 19th, 2018|11:03 pm]
martyn e.
Если где и посылает мне Господь техно-вечеринку, так только во снах (сегодня снилось, что я лечу в Берлин на Арму, и самым острым вопросом является вопрос о том, куда спрятать метамфетамин). С другой стороны, чем жизнь не техно-вечеринка.

Моя любимая шутка на этот раз про мессианическое. Тебе мессианически идет это платье. Вася это мессианический человек. Как-то не мессианичненько. А все книжка под названием "Оставшееся время" – в ней Агамбен, как обычно, ходит вокруг да около, вдруг сворачивая мессианическим образом куда-то не туда, и все с ног на голову на каждой последующей странице, и вообще иногда не понимаешь, куда клонит автор. Книжка недочитана, поэтому значит ли оставшееся время что-то хорошее или – с ног наголову – наоборот, мне не известно. Может быть и так и так. Иногда мне кажется, что Агамбен пишет противоположные книги в один и тот же миг.

(Это был пост признания в любви Агамбену)

Жалко сериал Легион. Он так ухудшается с каждой серией (это еще с прошлого сезона пошло), что его закроют в этом году. Люди, которые показали мне с экрана Jane's Addiction и Umwelt, оказались не самыми талантливыми на земле. А ведь как можно было снять сериал про Дэвида – шизофреника-мутанта, который и не понимает, как это он сам себя так ловко надурил. Ну, да ладно.

(Пост признания в любви Легиону)

В принципе, даже если ты не попадаешь на техно-вечеринку, техно все равно дает тебе это ощущение, что музыка может звучать везде. "За пределами любви и ненависти, тщеславия и раскаяния". И даже если мы слышали это все уже тысячу раз, никогда не бывает лишним повторить.

(Итп)
Linkbububu

(no subject) [May. 6th, 2018|12:10 am]
martyn e.
Некоторые вещи в Легионе так ловко сделаны, что под них можно подверстать любую свою навязчивую идею (в этом его, наверное, и прелесть, Легиона). Вот образ Оливера – он зачем? Просто так? Все эти шутки-прибаутки, эти шестидесятые, костюм, борода, битники итп. Но это уходящая натура – сам образ это образ уходящей натуры. У них она одна, у нас другая, но и у нас этот образ есть – и Оливер понятным образом (ох уж мне эти свои каламбуры) нравится. И Ленни – друг твоей плохой части, дружбан, с которым можно быть собой, потому что он тоже так себе человек. И Сид, конечно. Образ настоящей любви. Ну и Дэвида туда же. Дэвид с плохо скрываемым удовольствием/ужасом играет нескольких посторонних, притворяющихся тобой.

Хорошо, что есть Легион – потому что можно поговорить о нем, когда о чем-то другом говорить нельзя (уста мои сомкнуты итп).
Linkbububu

(no subject) [Apr. 22nd, 2018|10:49 pm]
martyn e.
Как хорошо, что в техно (что-то я все по кругу) есть совершенно безличные вещи. Да не интересно мне, что там хотел сказать автор. Сил нет все эти исповеди о том о сем через себя пропускать. Техно берет и уносит тебя, ни в чем не признаваясь, ни с чем не споря, не передавая никаких новостей. Я искренне убеждена, что техно это до крайности интеллектуальная музыка, научившись понимать техно можно считать себя состоявшимся человеком (как я читая наркоманию про остаток и целое у Агамбена горжусь тем, что я хотя бы в общих чертах догоняю, о чем идет речь).

Остаток и целое, остаток и целое, остаток и целое – вот из этого примерно сложен весь этот мир (кроме одного маленького кусочка).

И если верны слухи о том, что Господь исполняет мои желания, то я, Господь, не отказалась бы попасть на отличную техно-вечеринку.
Linkbububu

(no subject) [Apr. 15th, 2018|10:50 pm]
martyn e.
В моем сообщении-насмешке – как у Воннегута в этом его романе – было бы написано "Уиллард ходит по кругу". И еще, наверное, несколько тысяч приписок, ахахаха: "Уиллард находится в кольцевом мире, где начало является концом. Выполнив миссию, он ее получает. Он открывает глаза, надеясь, что он в джунглях, но при этом делает вид, что не знает, кто такой Курц. Уиллард не совершает ни единого выбора. Ницще был прав, передай, пожалуйста, соль".

Все-таки самые лучшие фильмы на земле это махины. Скажем нет задрипанному авторскому кино. Махина каким-то образом начинает передавать сообщение уже не от имени режиссера – а от более сложных, более укорененных в существовании вещей. Фильмы-махины вроде бы поют детские песенки, но такими утробными голосами, что к ним прислушиваешься. Апокалипсис сегодня в очередной раз заставляет задумываться, вот что я хочу всем этим сказать.
Linkbububu

(no subject) [Apr. 8th, 2018|11:30 pm]
martyn e.
Вся эта история с Христом, конечно, довольно жуткая. Пасха наверное про сознательное желание эту жуть превратить во что-то принципиально другое, не сказать, что более безопасное, но менее хтоническое. Представить только, что в одной из французских пещер рисунки одних животных ничем не отличались от рисунков других – за исключением того, что были старше их на пять тысяч лет. Стрела времени заставляет почувствовать себя не в своей пещере тарелке, а тот факт, что выпустил ее Христос, делает ситуацию со спасением еще более двусмысленной. Но тут Пасха – весть о том, что истории однажды придет конец. Придет ли? Конец ли? Точно ли истории? Но пока не поступило другой вести, придется согласиться с тем, что конец истории придет.

The trick is not minding that it hurts – "самое глубокое из того, что написал X, и по совместительству самое пустое". But after a second thought the trick actually is not minding that it hurts. Магия Лоуренса в том, что это человек-персонаж, у которого нет другой функции, кроме той, чтобы быть человеком-персонажем. Агамбен цитирует Беньямина, отвечающего на какую-то мысль Кафки: "гениальность Кафки перед лицом беспрецендентной исторической ситуации, в которой он отдавал себе отчет, заключалась в том, что он "пожертвовал истиной из любви к передаваемости". Истина не важна (содержание сообщения не принципиально) – и Лоуренс не передает нам ничего, кроме того, что он персонаж. И ты – если хочешь быть персонажем – gotta act like one.

Христос воистину воскрес.
Linkbububu

mr. brightside [Mar. 16th, 2018|11:08 pm]
martyn e.
А вы знали, что если забить в строке браузера слово "Ницше", то рано или поздно можно прочитать много интересного? Это шутка, которую мне решительно некому пошутить, но которая нравится мне так сильно, что я шучу ее сама себе. Как и шутку про то, что для того, чтобы попасть ко мне в гости, надо на пороге три раза произнести "Коммунизм был ошибкой" задом наперед. Как и шутку про то, что моя фамилия это на самом деле древнее китайское заклятье, которое – ну и так далее.

Это просто пипец какой-то, как много я узнаю последнее время о людях, мире и – самое ужасное – о себе. Это не вмещается ни в какое понимание и ни в какую систему, об этом можно только шутить. Ведь даже если все закончится, и ничего больше не будет, все равно останется место (maneuver) для шутки.

Woe to him, who does not understand this concept of the world.
Link2 bububu|bububu

(no subject) [Mar. 6th, 2018|11:21 pm]
martyn e.
У меня теперь тоже есть своя walk of shame – my oh my, с каким-то извращенным удовольствием я езжу по шоссе Энтузиастов, с каким-то извращенным удовольствием смотрю на него из окна. О, шоссе Энтузиастов, и труба некой его ТЭЦ. Перед смертью – I am quite sure about this – среди прочего будут переноситься перед моим мысленным взором и они. Мне так многое еще предстоит узнать об этой – немножко глупо, конечно, звучит слово "жизнь" после слова "смерть", но я не возражаю – жизни, даже не говорю я себе, но себе словно бы с великой печалью сообщаю (как сообщал бы бог любимому сыну), и сообщение это свинцом оседает где-то на дне чего-то ранее известного как я.

Хорошо об этом сказал Ауда ибу Тайи шерифу Али в понятно каком фильме. Being an Arab will be thornier than you suppose, Harith. Но так и должно быть. Пока одни слова оседают свинцом, другие – крюком тащат тебя вперед. Кто-то уже переживал все это когда-то (не столь важно, кто это был и был ли вообще), и драматургия одного крохотного момента разрастается – ну, не до размеров вселенной, но до чего-то близкого к ним.

Любовь – дым (закончу по-хулигански). Война – вот то единственное, в чем проявляется, ну, все. Потому что война это не только доблесть там и ярость, но и слезы в глазах твоего товарища, когда на поле боя ты был убит. Ты видишь эти слезы, и знаешь, что ты их ни на что бы не променял.

Хотя быть убитым is much more thornier than you have ever supposed.
Linkbububu

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]